Сайт продается!

Цена: 550$. Обращатся : [email protected]

Економічна правда


150 дней за решеткой и 206 дней под домашним арестом провел киевлянин Антон Тимохин из-за то, что его никнейм Grower совпал с никнеймом хакера, которого разыскивает немецкая прокуратура.

ЭП раньше описывала детали этой скандальной истории, с чего она началась и почему 32-летнего программиста посадили.

4 ноября 2016 года Тимохин, сам того не зная, стал фигурантом резонансного уголовного дела в отношении организаторов международной мошеннической киберсети Avalanche. По данным прокуратуры Германии, мошенники украли у интернет-пользователей по всему миру сотни миллионов евро.

26 февраля 2018 года украинский суд арестовал главного организатора киберсети Avalanche Геннадия Капканова. Но были также и другие преступники, например, администратор киберсети.

Так, в международном расследовании принимало участие американское ФБР. Его специалисты взломали переписку организаторов Avalanche и установили, что администрирует ее человек под псевдонимом Grower.

После этого прокуратура Германии обратилась в Главное следственное управление Нацполиции с просьбой установить личность этого человека.

Для установления личности хакера украинские правоохранители использовали поиск в сети интернет. В результате никнейм Grower совпал с никнеймом, который Тимохин указал в своем профиле "Вконтакте".

Совпадения по никнейму, IT-образования и работы в IT-компании оказалось достаточно, чтобы попасть за решетку. По крайней мере, так посчитал замглавы Печерского райсуда Киева Олег Билоцерковец, который назначил Тимохину арест.

Сейчас с Тимохина снята мера пресечения в виде домашнего ареста, но он все еще подозреваемый. Досудебное следствие в отношении него не закрыто, а приостановлено.

ЭП встретилась с Тимохиным, чтобы выяснить, чем же все закончилось, и будет ли программист предпринимать какие-либо меры

"Полиция, открывайте!"

— Расскажите, как вас задержали?

— Это всё произошло 30 ноября 2016 года. Был будний день. Ранним утром — в 6-7 часов утра — позвонили в дверь, звонили очень настойчиво. Жена проснулась первая и подошла к двери. Она спросила, кто это. Сказали: "Полиция, открывайте!".

Она открыла дверь и в квартиру сразу ворвалась куча людей, человек десять. Они ее оттолкнули. Им никто не разрешал входить. Решения суда о том, что они могут проводить обыск, у них не было. То есть, они без решения суда ворвались в квартиру.

Следователь зашел в спальню. Я начал одеваться. Он на полминуты прикрыл дверь, а затем они все вошли. Среди них было два или три следователя, прокурор по надзору за соблюдением законов Генеральной прокуратуры Янина Тертычная. Были еще два немца, насколько я понял, из киберполиции Германии. С немцами был переводчик. Еще были двое понятных.

Антон Тимохин

— Вы знали понятых?

— Нет, я их не знал. Они их с собой привели. Мы с женой не понимали, что происходит. Спрашиваем: "в чём дело?" Единственное, что удалось из них выдавить — фраза, что "вы подозреваетесь в участии в мошеннической хакерской группе".

Эти люди показали вам документы, на основании которых проводят обыск?

— Они не показывали никаких документов. Все время молчали и все вопросы игнорировали. Еле удалось выдавить из них, хоть в чем меня подозревают. А почему и какие для этого есть основания, не говорили. Я тогда не знал, что это связано с ником Grower.

Обыск длился пару часов. Потом они начали копировать информацию с жесткого диска моего ноутбука и стационарного компьютера на свои ноутбуки. И этот процесс длился очень долго.

— Вы не вызвали адвоката?

— Я хотел позвонить адвокату Сказал им, что хочу это сделать. Они ни в какую. "Вы что фильмов насмотрелись, — сказали они жене — какой адвокат?". Мы два или три раза спрашивали можно ли вызвать адвоката.

— Информацию с ваших компьютеров они все-таки скопировали?

— Да, они всё скопировали. Копировали до 7 вечера примерно. Я еще слышал, что наши следователи говорили этим немцам: "Зачем мы будем тут так долго копировать, давайте лучше поедем в райотдел и там сделаем копии". Немцы говорили, что у них по закону всё копируется на месте. Наверное, немцы думали, что возможны разные варианты.

— Так информацию копировали себе немцы?

— Да, немцы себе копировали. Наша полиция изъяла мой ноутбук и винчестер. До сих пор мне не вернули.

— Что еще происходило во время обыска?

— В начале обыска следователь увидел ключи от машины. Спросил, моя ли машина? Я сказал ему, где стоит. Они пошли на парковку, наверное, обыскали ее, и потом вернулись. В итоге меня на этой машине и увезли. Меня посадили на заднее сиденье, по бокам сели двое крупных мужчин в бронежилетах с автоматами.

Как я понял, машину они тоже не имели права обыскивать. На это нужно отдельное решение суда, тем более, чтобы ее изымать. Этих всех судебных решений у них конечно не было.

— Те, кто проводил у вас обыск, применяли к вам физическую силу, угрожали?

— Нет, не применяли и не угрожали.

Два суда, два противоположных мнения

— Что было, когда вас привезли в следственное управление Нацполиции?

— Они должны были составить протокол задержания, но поскольку они мне вменяли тяжкую статью, без присутствия адвоката они не имели права писать протокол. Тогда они начали вызывать бесплатного государственного адвоката. При этом не было никакого допроса, как будто их вообще не интересовало, что я скажу.

После составления протокола меня отвезли на медицинское обследование в какую-то больницу, потом отвезли в изолятор временного содержания и через пару дней повезли на суд, где мне дали первые 40 суток ареста. Хотя это решение было не законно.

Прокурор в Печерском суде Киева требовал меня арестовать в рамках международного сотрудничества. Хотя в этом случае Криминально-процессуальный кодекс предусматривает только два вида ареста: экстрадиционный арест и временный "экстрадиционный" арест. Эти два вида ареста применимы только для выдачи человека другой стране. Но по законам Украины, своих граждан другим странам не выдают.

(3 декабря 2016 года судья Октябрьского райсуда Полтавы руководствуясь этой логикой не дал согласие на арест организатора киберсети Avalanche Геннадия Капканова,после чего тот исчез, ЭП)

На суде адвокаты (у Тимохина было два адвоката: один бесплатный государственный, второго нанял его работодатель, — ЭП) показывают мой паспорт гражданина Украины, показывают закон и говорят, если хотите арестовать, берите под арест по другой статье. Но судья все равно арестовывает меня по статье временный "экстрадиционный" арест.

Я вообще не понимаю, как такое может быть, что прокурор просит арест, заведомо зная, что статья незаконная? Прокурор нарушает закон, все его начальство об этом знает. Судья в свою очередь тоже идёт на грубое нарушение закона и меня в итоге везут в СИЗО.

Самое интересное: только перед этим судом мне дали материалы дела для ознакомления. И там четко утвердительно написано, что Антон Тимохин — главный преступник. Смотрю, кто это подписывал — прокурор Тертычная.

Тимохин заплатил 9890 грн ГП МВД "Информ-ресурсы" за хранение изъятой машины

— Когда вы знакомились с материалами дела, какие еще доказательства против себя нашли, кроме совпадения по никнейму?

— Больше ничего, потому что кроме этого ничего в природе не существует. Это публичная информация, которую я сам разместил в "Вконтакте".

— Были ли там какие-то материалы оперативно-розыскных действий, например, прослушка вашего мобильного телефона?

— В том-то и дело, что ничего этого не было. Меня задержали 30 ноября 2016 года. По материалам дела, немцы еще летом 2016 года сообщили никнейм подозреваемого. У вас было минимум полгода для того, чтобы вести негласные действия, следить, прослушивать, что-то проверять. А где это всё?

"Зачем эти судьи, если всё происходит так, как говорит прокурор?"

— Что было после того, как вы попали в Лукьяновское СИЗО?

— Меня привезли в субботу. Думаю, суббота выходной день, надо дождаться понедельника, придет следователь, и я объясню, что все это какое-то недоразумение. Это было 5 декабря. Но ко мне туда никто не приходил три недели. Их вообще не интересовало, что я скажу.

Затем каждые две-три недели были суды по продлению ареста, по апелляциям на эти решения.

— О чем говорил следователь, когда пришел через три недели?

— Пришёл следователь Нацполиции Паненко и прокурор Генпрокуратуры Тертычная. Были мои адвокаты. Я думал будет какой-то допрос, что я им что-то объясню. Но они пришли с несколькими листами A4 с напечатанными вопросами. Похоже, что эти вопросы им дали немцы. И следователь сидел как робот и читал эти вопросы.

— Как прошел суд, который изменил вам меру пресечения с ареста на домашний арест?

— Этот суд был 25 апреля 2017 года. Тогда прокурор Тертычная сказала, что не выступает против домашнего ареста. До этого все разы она выступала против и суд всякий раз становился на ее сторону. Тут она сказала, что не выступает против, и суд принял ее сторону.

Читайте також
"Нагуглили" за "нікнеймом". В Україні почали садити в тюрму за інтернет-прізвиська
Голова Кіберполіції: "Ваш син у поліції" приносить шахраям на "зоні" мільйон гривень на добу

Зачем эти судьи, если всё происходит так, как говорит прокурор? Когда она возражает, человек сидит, когда она не возражает — человек выходит. Зачем там были судьи, вообще непонятно.

— Чего вы хотите добиться по итогу этой истории?

— Хочу добиться справедливости. Во-первых, скорейшее закрытие дела не по причине того, что не смогли найти доказательств, а по первому пункту — отсутствие состава преступления. Во-вторых, наказание всех виновных. Это было бы в идеале.

А в целом такое может случиться с абсолютно любым человеком Украины. Наше общество под угрозой, когда на стороне правопорядка работают такие люди.

Адвокат Тимохина, Руслан Кульшенко

Какие перспективы есть у досудебного следствия по делу Тимохина? Сейчас со слов Генеральной прокуратуры дело остановлено. Почему остановлено? Нет доказательств вины Тимохина. Судебной перспективы нет никакой.

У Антона Тимохина есть большие перспективы подать в суд на государство Украина за незаконное содержание под стражей со всеми вытекающими последствиями. В Европейский суд по правам человека мы будем подавать уже на следующей неделе. Думаю, тут исключительно ЕСПЧ может поставить точку в этом вопросе, в частности, по поводу того как можно было в отношении гражданина Украины выносить временный экстрадиционный арест.

Сегодня ни следователь, ни прокурор общаться со мной не хотят. Постановление об остановке сроков досудебного следствия мне никто не дает. То есть, всячески ставят палки в колеса. Тимохина вызывали на приём в ГПУ и предлагали закрыть уголовное дело с формулировкой "не хватило доказательств". Он говорит, извините, а какие доказательства моей вины уже собраны?

Посмотрите брифинг, который приурочен к задержанию Антона Тимохина ко дню прокуратуры. Он называется брифинг Луценко и Трояна (экс-глава Нацполиции Вадим Троян, — ЭП) . Там четко слышна формулировка Луценко своему подопечному Дмитрию Сторожуку: ты пойди в Печерский суд и сделай так чтобы меру пресечения не поменяли. Состав преступления от начала и до конца.

Видео брифинга Луценко и Трояна с того момента, как Луценко обращается к Сторожуку

От редакции

Прокурор Генпрокуратуры Янина Тертычная в телефонном разговоре с журналистом ЭП отказалась ответить на вопрос, на основании каких доказательств прокурор просила судей Печерского суда арестовать и в дальнейшем продлевать арест Тимохину.

Тертычная предложила все интересующие вопросы изложить в запросе и отправить в пресс-службу ГПУ.

ЭП отправила запрос в ГПУ и Нацполицию с просьбой прокомментировать дело Тимохина. На момент публикации статьи ГПУ и Нацполиция не ответили на запрос ЭП.

Печерский суд 5 апреля 2018 года вынес решение, которым отказался признать задержание Тимохина незаконным.


Джерело статті: “https://www.epravda.com.ua/publications/2018/04/16/636011/”