Чешские инвесторы Mabon вложили в Украину 1 млрд грн, но заморозили инвестиции из-за рейдерской атаки

Чешские инвесторы Mabon вложили в Украину 1 млрд грн, но заморозили инвестиции из-за рейдерской атаки
Чешские инвесторы Mabon вложили в Украину 1 млрд грн, но заморозили инвестиции из-за рейдерской атаки

В начале года чешский инвестиционный фонд Mabon приобрел контрольный пакет акций компании Agromino, которая обрабатывает 46 тыс. га в Украине.

ИФ Mabon также финансирует группу Resilient — малоизвестную компанию на отечественном рынке. Тем не менее ее украинская «дочка» «Ресилиент» здесь работает уже 4 года, имея земельный банк на уровне почти 9 тыс. га. После завершения сделки с Agromino общий зембанк компаний составляет 55 тыс. га и позволяет «тандему» прочно закрепиться в рейтинге ТОП-100 Латифундистов.

Latifundist.com удалось пообщаться с генеральным директором компаний «Ресилиент» и Agromino Петром Томаном. Он рассказал о подробностях сделки, стратегии компаний, а также, как рейдерский захват земель «Ресилиента» в Киевской области может пошатнуть глобальные инвестиционные планы.

Latifundist.com: Группа Resilient и её одноименная компания «Ресилиент» малоизвестны в Украине. Коротко представьте их.

Петр Томан: Начало бизнесу в Украине положил крупный ИФ Mabon. Данный фонд в основном занимается инвестициями в агробизнес Европы. В его собственности также находятся сельскохозяйственные компании, работающие в Украине, Эстонии, России. Mabon инвестирует не только в сельское хозяйство, а и в страховые компании, в производство автомобилей. Но все же агробизнес Европы является основным направлением для инвестиций.

Приход Resilient в Украину начался с того, что в конце 2014 г. было приобретено у частного чешского инвестора фермерское хозяйство во Львовской области. После постепенно стали обрабатывать земли еще и в Киевской, Житомирской и Хмельницкой областях. Так, сформировался земельный банк в почти 9 тыс. га.

Latifundist.com: А как вообще возникла идея инвестировать в Украину? Почему компания обратила внимание на эту страну, да еще в 2014 году, когда здесь начался вооруженный конфликт на Донбассе?

Петр Томан: В тот момент поступило интересное предложение. Еще было многое неизвестно об Украине и о бизнесе здесь. Resilient приобрел сначала небольшое хозяйство, результаты деятельности которого убедили инвесторов группы в том, что в украинский аграрный сектор выгодно инвестировать. Наличие крепких связей между Украиной и ЕС являются положительным фактором для Resilient как инвестора, так и для Украины и Евросоюза в целом. К тому же здесь отличный персонал с огромным желанием качественно трудиться и приносить результаты. Использование чешского опыта дало возможность улучшить то, что было приобретено, привезти зарубежные технологии, технику, новые идеи.

Latifundist.com: Появилась информация о том, что ИФ Mabon приобретает активы Agromino. Сделка завершена?

Петр Томан: Да, ИФ Mabon приобрел контрольный пакет Agromino, сделка завершена.

Latifundist.com: Какой процент акций теперь принадлежит ИФ Mabon?

Петр Томан: Практически 30%. Точнее — 29,7%.

Latifundist.com: Как возникла идея купить акции Agromino? Они сами выступили с предложением?

Петр Томан: Акции компании Agromino торгуются на Стокгольмской фондовой бирже, информация доступна и открыта. ИФ Mabon вел переговоры также с основными акционерами. Сейчас фонду Mabon принадлежит контрольный пакет, т.е. не было приобретения всей компании.

В качестве небольшого уточнения: Agromino владеет сельскохозяйственными активами в Украине (порядка 46 тыс.га), таким образом, суммарно с «Ресилиентом» земельный банк составляет 55 тыс. га. Если добавить активы Agromino в Эстонии и России, то вместе с «Ресилиентом» две компании контролируют 66 тыс. га. Аналогично и в животноводстве — совместное владение двух компаний насчитывает суммарно 11 тыс. голов КРС.

Поля предприятия «Трайгон Фарминг Харьков», входящего в состав Agromino
Поля предприятия «Трайгон Фарминг Харьков», входящего в состав Agromino

Latifundist.com: Сколько времени ушло на завершение сделки?

Петр Томан: Акции Agromino фонд начал приобретать в 2016 году, но контрольный пакет был получен к концу января 2018 года.

Latifundist.com: У компании есть агробизнес в родной Чехии?

Петр Томан: До вхождения в Украину группа Resilient имела в Чехии агробизнес с активами 20 тыс. га и 12 тыс. голов КРС, эти активы были проданы с целью концентрации на инвестиционной деятельности в украинском агросекторе.

Latifundist.com: Если поговорить о планах и задачах компании, какой Вы видите ее в ближайшей перспективе? Ждать ли объявления о слиянии «Ресилиента» и Agromino?

Петр Томан: Это две отдельные компании. Вопрос объединения на данный момент не актуален. Ведь в «Ресилиенте» ИФ Mabon имеет 100% акций, а в Agromino — 30%.

Latifundist.com: Вы намерены сохранить персонал компании Agromino или планируете набрать новый?

Петр Томан: Инвестиционная стратегия ИФ Mabon предполагает наличие качественного персонала, которым на сегодняшний день располагает Agromino. Agromino имеет сильную команду топ-менеджеров, которые набирались опыта во многих странах — от США до России, поэтому такое сотрудничество будет максимально эффективным. В рамках инвестиционного развития группы скорее будет целесообразно говорить о расширении штата и удержании ключевых сотрудников, которые годами качественно выполняют свою работу. А это еще более актуально с учетом закрытия офиса в Таллине, основные обязанности последнего в полной мере будут возложены на Киевский центральный офис.

Latifundist.com: Как Вы собираетесь объединять культуру земледелия «Ресилиента» и Agromino? В «Ресилиент», насколько мы знаем, более интенсивные технологии работы на земле, а Agromino занимается strip-till, no-till. Вы хотите посмотреть, как они работают, или все привести к единой форме?

Петр Томан: Вы точно подметили, что у «Ресилиента» интенсивные технологии, а у Agromino — экстенсивные. Будем экспериментировать. По результатам подведем итоги и сделаем выводы касательно внесения изменений в технологии и оптимизацию процессов.

Посевы рапса подразделения Б1 компании Agromino
Посевы рапса подразделения Б1 компании Agromino

Latifundist.com: В каких направлениях планируете развиваться? Наращивание зембанка, модернизация инфраструктуры, переработка, элеваторы...

Петр Томан: До последнего времени доминировало очень положительное мнение относительно Украины и ведения здесь бизнеса. Инвестиционная стратегия ИФ Mabon предполагала существенное увеличение вложений в аграрный сектор Украины: как в расширение земельного банка, так и в модернизацию инфраструктуры. Но после того, как в Киевской области рейдеры с помощью комиссии Министерства юстиции отобрали у «Ресилиента» права аренды на почти 200 га земли, инвестиционный энтузиазм несколько остыл... Да, это немного — всего 200 га, но это вызывает большие подозрения в коррупции на самом высоком уровне.

Latifundist.com: Расскажите подробнее об этой ситуации.

Петр Томан: Начиная с 2016 года, ИФ Mabon инвестировал значительные средства в украинские аграрные предприятия Киевской области, которые на тот момент уже имели подписанные с арендодателями и зарегистрированные в установленном порядке договора аренды земель сроком от 7 до 10 лет. Предприятия обрабатывали эти земли с 2014 года, вовремя платили арендную плату, некоторым пайщикам заплатили даже на 3 года вперед, предоставляли арендодателям разного рода услуги по обмолоту культур, развивали инфраструктуру местности.

Но в начале марта 2018 года стало известно, что некие находчивые «доброжелатели», подделав документы и сфальсифицировав подписи на них, обратились в Комиссию в сфере госрегистрации Министерства юстиции Украины с тремя идентичными жалобами (от имени жильцов трех разных сел Белоцерковского района Киевской области) об отмене регистраций прав аренды наших предприятий, зарегистрированных еще в 2014-2016 годах. Причиной «жалоб» стал надуманный и ничем не подтвержденный аргумент, что арендодатели якобы не подписывали договоров аренды и не знают об их существовании.

Опровергая эти «жалобы», нами как инвесторами, со своей стороны, были предоставлены Министерству юстиции все подписанные и зарегистрированные в реестре договора, доказательства оплаты по ним, подписи людей о получении арендной платы и акты выполненных работ по другим услугам. На заседание Комиссии пришли даже люди, которые подтвердили, что не подписывали никаких «жалоб» и их подписи поддельные. Кроме того, исполнители этой схемы даже подделали подписи жалобщиков, которые умерли задолго до момента подачи «жалоб», что тоже было подтверждено документально.

Когда же разговор зашел о нарушении срока на обращение с такими жалобами (законом на это выделяется 60 дней, в то время как права аренды зарегистрированы в реестре в 2014-2016 годах), то со слов юристов, которые «представляли» жалобщиков, оказалось, что «в феврале 2018 года во время попытки осуществления сельскохозяйственных работ почти 100 людей — жители трех разных сел Киевской области — вышли обрабатывать свои земли и, увидев нашу технику, узнали о наличии арендных отношений с нашими предприятиями».

Чтоб Вы понимали, речь идет не об одном участке, поле или даже селе. В Комиссию было организовано подачу одновременно трех «жалоб» от почти 100 человек из трех разных сел Киевской области. Они в 10-градусный февральский мороз, не имея производственных мощностей, якобы вышли обрабатывать земли. Ситуация на заседании была настолько абсурдной, что члены Комиссии по отдельным моментам не могли сдержать смех.

И вопреки всей этой, казалось бы, нелепой легенде, Министерство юстиции удовлетворило указанные жалобы, чем в течение одной недели лишило нас права аренды на 200 га земли. Надо отметить, что в тот же день права аренды были зарегистрированы за другим предприятием, что еще раз подтверждает организованную рейдерскую деятельность наших оппонентов.

А ведь Mabon за эти годы направил около 1 млрд грн инвестиций в Украину. Все это инвестиции нашего фонда, инвестиционной группы. При этом мы честно работаем: официально покупаем, продаем, платим налоги — все по украинским законам. Никто в нашей компании не получает денег без официального трудоустройства. При этом мы строго придерживаемся севооборота: выращиваем такие основные культуры, как подсолнечник, соя, пшеница, кукуруза, рапс. А теперь возникает вопрос, стоит ли и дальше вкладывать инвестиции в Украину.

Latifundist.com: В какие направления планировали инвестировать?

Петр Томан: В расширение земельного банка. У нас есть несколько предложений по Киевской и Хмельницкой областям, но все эти потенциальные инвестиции мы пока остановили. Предложений было несколько и некоторые из них превышали 10 тыс. га. Пока же мы ждем реакции украинских властей на сложившуюся ситуацию с захватом земель «Ресилиента» в Белой Церкви.

Latifundist.com: Вы работали во многих странах. Разве ранее с таким явлением как рейдерство и коррупция Вы не сталкивались?

Петр Томан: Ничего такого еще в моей практике не было. Это ужасно. Я видел небольшие случаи коррупции на нижних уровнях. Но на таких уровнях, когда министерство помогает воровать землю у инвесторов, — еще никогда.

Тем не менее для противодействия рейдерам в соответствии со стратегией компании мы нанимаем самых лучших юристов и международные компании, которые занимаются расследованиями, сотрудничаем с полицией и государственными органами. Кроме обращений в правоохранительные органы Украины, были направлены ряд писем в органы ЕС, МВФ, посольства и многие другие международные инстанции о подозрениях в коррупции и о том, что Украина не обеспечивает безопасность зарубежных инвестиций. Процесс обжалования отнимает очень много времени, но мы уверены, что справедливость восторжествует, и рано или поздно наши нарушенные права будут возобновлены.

Latifundist.com: Если ситуация благополучно разрешиться, вы планируете заходить в новые направления, возможно, заняться переработкой?

Петр Томан: Инвестиционная стратегия предусматривает акцент на растениеводстве и животноводстве. В краткосрочной перспективе переработка не входит в приоритетные инвестиционные направления.

Latifundist.com: В Украине обычно животноводство считают, скорее, социальным проектом, необходимым в большей степени для создания рабочих мест в селах. Вы нашли экономику в этом направлении?

Петр Томан: В момент приобретения первых компаний животноводство действительно было в очень плохом состоянии. При правильных подходах, методах и необходимых инвестициях экономика есть. А значит — это не социальные проекты. Это то, что имеет приблизительно такую же экономику, как и растениеводство.

Latifundist.com: Вы как-то готовитесь к тому, что в Украине может быть открыт рынок земли? Интересно было бы вам воспользоваться такой возможностью?

Петр Томан: Если откроется рынок земли, мы будем в этом процессе участвовать. Я думаю, что рынок рано или поздно откроется, поскольку это более чем логично: тот, кто хозяйничает на своей собственной земле, — заботится о ней лучше, чем об арендованной. То есть, инвестирует в лучшие технологии, не обедняет почву, охраняет от эрозий и т.п. Одним словом, инвестирует в качество почвы, а не истощает ее. Это, по моему мнению, главная причина, почему земледелец должен владеть землей, на которой хозяйствует.

Latifundist.com: Благодарим за интересную беседу. Надеемся, ситуация разрешится.

Константин Ткаченко, Алексей Бесклетко, Latifundist.com


Источник: “http://antikor.com.ua/articles/231713-cheshskie_investory_mabon_vlohili_v_ukrainu_1_mlrd_grn_no_zamorozili_investitsii_iz-za_rejderskoj_at”